Можно ли назвать девочку вячеславой

Можно ли назвать девочку вячеславой

Один раз только помню, что он был в негодовании, когда после утреннего правила, которое начиналось в 4 часа, строго говорил Семену: "Ведь Вы все потеряете, можно ли . Бог благословит праздновать именины 28–го сентября. По совету всех бывших тогда отцев спрашиваете, можно ли мыть потиры и кресты вам. Конечно, кресты еще можно, но потиры, кажется, неудобно. Евгений Витковский. Чертовар © Copyright Евгений Витковский Email: [email protected]байкалконтур.рф WWW: poy.байкалконтур.рф В состав настоящего сборника включены почти все известные на сегодняшний день письма.

Можно ли назвать девочку вячеславой

Вероника просыпается в больнице после двухлетней комы. Авария, унесшая жизни ее родителей, отняла и все воспоминания. Маленькая палата, из которой нет выхода, врач, прописывающий странное лечение, и загадочный притягательный незнакомец — единственная родственная душа в этой чуждой действительности. Но когда воспоминанию начинают возвращаться к ней, этот замкнутый мирок больше не кажется уж столь безопасным как раньше. Свет казался слишком резким. Белое сияние заполняло собой все пространство, даже не позволяя ничего толком рассмотреть.

Слух раздражало мерное жужжание и резкий механический писк. Девушка моргнула несколько раз. Прошла почти минута, пока начали проступать очертания комнаты. Белые стены, такой же потолок, светлая мебель. Она лежала в кровати. Светло-голубое одеяло укрывало ее до пояса. Руки мирно покоились по его кроям. Тонкая пластиковая трубка шла от ее запястья к капельнице у кровати.

Читать онлайн Игры темных. Кипарисова Елена.

Справа мигали странные приборы с ничего не говорящими ей показателями — просто набор цифр и символом. Определенно она лежала в больнице. Комната оказалась закрытым боксом чуть больше чулана, стенами служили плотные занавесы почти под самый потолок, девственно чистые, без единого рисунка. Лампочка над головой недовольно замигала, собираясь совсем погаснуть.

преподобный Иосиф Оптинский (Литовкин) Письма 1. Благословение на наступающий год

Кругом не ощущалось человеческого присутствия. Девушка попыталась пошевелить пальцами правой руки. Они были словно замерзшие, совершенно чужие. Через несколько минут она решилась поднять руку, свободную от капельницы, и поднесла к своему лицу. Она не успела подумать о том, что это значит, потому что по комнате разнесся ужасный звук, напоминающий сигнал пожарной сирены. На несколько мгновений это оглушило ее. Вокруг замелькали высокие тени и стали слышны голоса.

Тонкий полог скользнул в сторону.

Сшить подушку для колец своими руками

Перед ней стоял мужчина в белом больничном халате. Светлые волосы, карие глаза, заметная щетина.

Можно ли назвать девочку вячеславой

Он был довольно молод — не старше тридцати — но под глазами залегли нездоровые круги, добавляя ему дополнительную пару лет. Самое удивительное, что вошедший выглядел напуганным, словно увидел привидение. Застыв на пороге, он молчал и не двигался. Его глаза отчаянно осматривали девушку, не зная, что за решение принять. Голос был хриплым и очень тихим, даже незнакомым, поэтому слова давались с трудом.

Голова была пуста, все словно стерли ластиком. Только чистый лист. Сердце забилось чаще, что незамедлительно отразилось на работающем приборе. Она ничего не помнила. Словно какой-то блок скрывал все, что она знала до этого. Ваше имя?

Что с вами случилось? Девушка отрицательно покачала головой, на глазах навернулись слезы. Она сдерживалась из последних сил, чтобы не заплакать. Господи, она ничего не помнила. Ровным счетом ничего. Дата рождения — 26 июня год. Период комы — 2,5 года. Это по истине удивительный случай. Ну что ж, Ника, как вы себя чувствуете? Пожалуйста, помогите. Вам придется немного подождать. В карте не указаны травмы, способные повлиять на вашу способность ходить, так что ничего страшного.

Всему нужно время.

Примечания

Сейчас я позвоню вашим родственникам, и они тут же приедут к вам. Я хочу домой. Вам нечего бояться. Он вышел, задернув за собой светлую занавеску.

еЧЗЕОЙК чЙФЛПЧУЛЙК. юЕТФПЧБТ

Его шаги гулко отражались по коридору, судя по звукам довольно длинному. Вскоре они совсем стихли, оставив девушку вновь совсем одну. Вероника слегка подтянулась на руках и попыталась сесть. Только с третьей попытки ей удалось совладать со своим телом. Оно было словно ватным, мышцы походили на желе, отказываясь работать.

На миг сознание помутилось. Мир вокруг начал вращать и меркнуть, боль запульсировала в висках. Девушка встряхнула головой, прогоняя столь неуместную слабость. Несколько глубоких вздохов и мир вернулся в свое нормальное состояние.

Она взглянула на свои руки. Ногти коротко подстрижены, кожа казалась немного бледной, но ухоженной. Никаких колец, родимых пятен или татуировок. Она не узнавала себя. Осторожно, чтобы не задеть иглу капельницы, девушка провела ладонями по лицу. Кожа на ощупь была гладкой. К ее счастью, не чувствовалось никаких шрамов или рубцов. Рядом не было зеркал, но ей стало легче — она не была обезображена. Поверх больничной рубашки лежали медные локоны, лишь слегка вьющиеся на концах.

Вероника коснулась их кончиками пальцев. Как же она выглядела? Кем она была? Шторка резко двинулась в сторону. Без каких-либо приветствий в комнату вошла женщина. Больничный халат с трудом сходился на ее плотной фигуре. На вид ей было далеко за сорок.

Сальные волосы, посеребренные сединой, собранные в небольшой пучок. Вероятно, девушка оказалась не в самой лучшей больнице. Женщина молча осмотрела ее: сердцебиение, реакция зрачков, давление и невесть еще какие процедуры.

  • Как скачать книгу в ворде серез телефон
  • Ее движения были неаккуратны и сбивчивы. Инструменты все время падали на пол, а приборы отказывались работать правильно.

    Можно ли проценты по кредиту включить в расходы при усеэн

    Но медсестра упорно повторяла все снова и снова, а результаты вносила в больничную карту. Под конец она осмотрела ноги девушки. Лишь холодное безразличие. Вероника снова осталась одна. Она медленно рассматривала окружающее пространство, но взгляд ни за что не цеплялся. Идеально стерильное белое помещение, девушка успела исследовать каждый его миллиметр всего за несколько минут. Двадцать минут, полчаса… ничего не менялось. Или ей только каалось, чтопрошло так много времени.

    Неужели выход из двухгодовой комы не входит в их список значимых событий? Разве ее не должны уже окружать лучшие умы этой больницы, поражаясь случившемуся? Где, в конце концов, ее родители? Родители… Ника закрыла глаза и обратилась к своей памяти. Кто они?